Э.: Вместе мы уже 20 лет.. знакомы еще больше.. Но 15 из них мы не были семьей. У Т. был муж..

Т.: Все было запутано, мы с ним не разрывали окончательно отношения, но уже не являлись мужем и женой, границы были смешаны, поэтому семьей мы не могли себя назвать.. тогда это было очень страшно, неприемлемо, никто нас не поддержал бы..

Наши отношения развивались на фоне спорта и были подчинены расписанию, соревнованиям, сборам..

Э.

Э.: Наши отношения развивались на фоне спорта и были подчинены расписанию, соревнованиям, сборам.. романтика не могла проявиться.. все было полуподпольно, тайно.

Т.: Когда я встретила Э., я столкнулась с чем-то очень сильным, и я росла за этим чувством.. Я думала: "ну, что - умереть за глоток свободы?", меня всю трясло и все же я делала шаги за пределы себя. Потом мы занялись психотерапией, стали задумываться: а что это для меня? что я чувствую? что такое наши отношения? Возникло больше принятия.. это стало достойным.. И развод стал естественным продолжением.. никто не хотел больше врать..

Наша семья сейчас - исследовательская, у нас почти ничего сейчас нет на автомате, само собой разумеющегося.. Столкнулись с тем, что мы разные, что у нас разные представления. И когда мы начинаем это исследовать - где-то посередине пытаемся найти точку, где обеим хорошо.. это очень интересно.

Э.: Хочется трансформировать свои знания и умения в творчество и помощь людям, развивать свои таланты..

Т.: В спорте мы получали много обесценивания и отрицания себя.. последствия этого чувствуются до сих пор. В нашей стране в спорте женщины должны слушаться, слушаться тренера, это главное - послушание. Но, чтобы победить, ты не можешь быть послушным на соревновании, здесь у тебя должен быть опыт принятия решений, отстаивания себя, выхода за границы, риска..

Э.: В спорте приходилось идти против своего внутреннего чувства.. мы результата добивались отрезанием чувств, а сейчас хочется по-другому ..

Э.: У нас не определены роли в семье и это очень хорошо.. Кто зарабатывает, кто прибивает полки - это все равно.. Нет того, кто принимает решения, говорит: я сказал!

Для меня важен телесный контакт, когда можно выражать нежность прикосновениями...

Т.

Т.: Для меня важен телесный контакт, когда можно выражать нежность прикосновениями, когда можно в любой момент коснуться человека и когда он может коснуться тебя.. Для меня Элина первый человек, с которым у меня такой телесный контакт и такое доверие..

Общие проекты - это тоже про близость и то, что мы обогащаемся друг о друга.

Э.: Про близость.. первое, что меня увлекло, это секс.. Но близость многогранна.... Однажды я травмировала косточку, мы ехали в поезде и Т. делала мне бесконтактый массаж.. Я вдруг почувствовала такое единение, такую близость и она была телесна, без секса, просто телесное единение.. я это восприняла тогда, как знак..

Т.: Близость.. для меня это про сердечный контакт. Я могу сказать - вот так разумно поступить, это правильно, но я вижу, что Э. что-то не устраивает. Я спрашиваю - что не так? И тогда, даже если это невыгодно, неразумно, бессмысленно, я скажу - хорошо, давай на этом сейчас остановимся, пусть будет так. Я уважаю, то, что здесь происходит.. в сердце.